Ветер перемен

Автор Анна Киреева, журналист из Мурманска
Фото из личного архива автора

Я пишу об экологических проблемах Арктики, особенно российской ее части, около 20 лет. И на протяжении этих двух десятилетий рассказываю о загрязнении воздуха диоксидом серы на российско-норвежской границе, или о том, как десятки стран помогают нашей стране решать проблемы в области ядерной и радиационной безопасности, которые были накоплены в годы СССР. О том, как жители самого крупного города в мире, расположенного за Полярным кругом, годами страдали из-за угольной пыли из-за перевалки угля в порту Мурманска, расплачиваясь за удачное географическое расположение города с круглогодично незамерзающим портом.

Но сегодня, впервые в истории, в российской части Баренцева региона разворачивается совершенно новый для региона проект, который должен помочь решению климатических проблем: в Мурманской области строится крупнейший в Арктической части России ветропарк.

Конечно, мировое сообщество не удивить строительством ветропарка мощностью в 200 МВт, но условия строительства именно этого объекта уникальны. Человечество на всех парусах движется к безуглеродной экономике, снижению выбросов парниковых газов от всего, что только возможно. Страны и их жители пересматривают собственную культуру потребления, поведения и комфорта. Эта участь не может обойти стороной и Россию.

Но для сегодняшней российской части Арктики это совершенно уникальный проект с длительной и трудной историей. Он задумывался еще в 2001 году. В 2008 году регион одобрил декларацию о намерениях строительства этого ветропарка, но развитию проекта мешали законодательные ограничения. Проект прошел четырех губернаторов, и наконец, в 2019 году в его строительство был заложен первый камень. В 2020 ему предстояло «пройти» через пандемию.

Ветропарк возводится в стране, где еще пару десятилетий назад никто всерьез не воспринимал возобновляемую энергетику, где еще семь лет назад не существовало рынка возобновляемой энергетики. В стране, президент которой, как и очень большая часть жителей, до сих пор открыто не признает возобновляемые источники энергии, публично заявляя, что от ветропарков гибнут птицы, кроты и черви. Он строится в регионе, где гидростанциями и атомной станцией производится больше энергии, чем используется потребителями и передается в соседние регионы.

Мурманская область — не только уникальный в своей энергопрофицитности российский регион, это еще и регион Крайнего Севера. Здесь рабочая сила и материалы стоят в полтора раза дороже, работа идет в условиях полярной ночи и суровых северных зим, когда единственная дорога к месту строительства ветропарка перекрывается из-за снегопадов и штормов на 30-40 дней за зиму. 

Арктика – это идеальная тестовая площадка для оборудования, требующая уникальных технологий: если оборудование будет работать в суровых условиях Арктики, оно будет работать везде.

Поэтому сегодня, когда в Мурманск сначала судами доставляют 65-метровые лопасти, которые весят по 20 тонн каждая (а всего нужно по три попасти на каждый из 57 ветряков), и гондолы весом по 68 тонн, потом все это везется по извилистым узким северным дорогам с крутыми поворотами, частично по грунтовке, сквозь болота, озера и скалы к месту строительства ветропарка, понимаешь, что ветер действительно поменялся. Что впервые в истории российская часть Баренцева региона становится местом не экологической проблемы, а ее решения.