Пер Руд-Петерсен, директор терминала в Бастутрэске, намечает дальнейший путь развития. Речь идет об улучшении уже имеющегося — двухсотлетней технологии, позволяющей транспортировать энергию, руду и лес по железнодорожным рельсам.

– Бастутрэск — центральный пункт в системе магистрали, — говорит он.

Отсюда картон отправляется в путь в Питео и Хусум, сахарная бумага — в Карлсборг, а газетная — в Норрчёпинг.

– Мы должны удовлетворять растущую потребность в экологичном и затратно-эффективном транспорте, — добавляет он.

Проектирование терминала началось в 2009 году, а 11 октября 2012 года он вступил в строй. Ежегодно через терминал в Бастутрэске проходят 320.000 тонн древесины и биотоплива — тысячи и тысячи тонн грузов, которые не приходится перевозить по автодорогам. В результате уменьшается количество выбросов — углеродный след. Усредненный товарный состав берет груз тридцати пяти автопоездов. В неделю от терминала отправляются в среднем 4,5 грузовых состава.

На терминале простираются громадные штабели древесины, образуя подобные лабиринтам проходы. Пролетающий истребитель JAS 38 «Грипен» процарапывает белые следы на голубом небосводе. Мир кажется безграничным, возможности — тоже. И все же — несмотря на все разговоры, «всю болтовню» — шведское законодательство отстает, когда речь идет об инвестициях в развитие железных дорог и электрификации сельской местности.

– Необходимо повысить налог на выбросы двуокиси углерода. Если это будет сделано, переход на экологически устойчивые виды транспорта случится значительно быстрее, — считает Пер Руд-Петерсен.

Выявление проблем с состоянием дел касается и лесной отрасли как таковой. В эпоху климатических дебатов и хвастливых заявлений политических партий и представителей бизнеса о своей сознательности и приверженности принципам устойчивого развития, лесное хозяйство Швеции по-прежнему является многомиллиардной индустрией, на которую приходится 12% товарного экспорта страны с оборотом в 222 млрд крон в 2016 году.

Эта индустрия обеспечивает работой 70.000 человек, особенно в северных районах. Согласно Ассоциации шведских фермеров, Вэстерботтен представляет собой   «богатый лесом лен», где на долю лесной промышленности приходится 2,9% всех рабочих мест — гораздо больше среднего показателя по стране в 0,9%.

Ставка, сделанная на терминал в Бастутрэске, дала надежду на появление новых рабочих мест и на его позитивное воздействие на смежные отрасли. Однако терминал зависит от развития шведской транспортной системы и намечаемых целей. Поэтому во время прогулки вокруг терминала, вдоль прибывших вагонов с лесом, мимо железнодорожников, подготавливающих состав к отправке, в воздухе, кажется, висит вопрос: так кому же, собственно, нужны шведские железные дороги?

Несмотря на задокументированные преимущества поездов перед автотранспортом в том, что касается экологичности и устойчивых перевозок пассажиров и грузов, в ответ — тишина, считает Пер Руд-Петерсен:

– Мы ничего не инвестируем. Мы забираем деньги себе в карман и едем отдыхать в испанскую Малагу. А наши дети будут разбираться с будущим, — говорит он.

Клас Лундстрём, текст
Эрик Абель, фото
Перевод на русский язык Германа Иванова
CategoriesБез рубрики