Кайса Перссон, 19-летняя студентка факультета экономики университета в Умео, с удовольствием погружается в книгу комиксов, пока мимо окна вагона пролетают картины окружающего мира.

На поезде «Северных линий»[1] путь из Умео домой в Каликс можно преодолеть, удобно положив ноги на пассажирское сиденье и читая учебную литературу, или просто расслабившись, позволив такому передвижению быть именно путешествием.

Кайса получила водительские права сразу, как только ей исполнилось 18 лет. Так поступают многие жители Каликса и окрестностей, говорит она. Без автомобиля поездки — даже на небольшие расстояния — затруднительны, а сеть автобусных маршрутов развита слабо.

– Я впервые пользуюсь «Северными линиями» и наверняка продолжу ездить поездами. Таким образом, я успеваю и задания выполнить, и другими вещами позаниматься, чего никак не сделаешь, когда ведешь машину, — поясняет она.

«Северные линии» — это дополнительная транспортная альтернатива в северной части Швеции, включающая шесть участков от Сундсвалля на юге до Кируны на севере. Кроме того, две ветки связывают высокоширотный регион Швеции с норвежской границей.

Идея, положенная в основу деятельности компании (ею совместно владеют региональные предприятия по организации пассажирских перевозок в четырех северных ленах Швеции), — обеспечить ежедневные поездки жителей в уголке страны, который исторически зависел от автомобильного движения.

Трудности все же остаются. Так, пожилые пассажиры продолжают ездить автобусами. Но Юлия Рюдберг полагает, что это со временем изменится параллельно с ростом числа пассажиров железнодорожных линий.

Можно говорить об этаком небольшом водоразделе: пора впустить свежего климат-умного утреннего воздуха, когда речь идет о возможностях поездок в регионе, где пассажирские перевозки долгое время были отданы на откуп нескольким ночным поездам.

Рост количества железнодорожных сообщений на севере много значит для туристической отрасли, бизнеса и секторов сервиса. Остаются, правда, вопросы касательно содержания рельсов и инфраструктуры. Несмотря на увеличение ассигнований из бюджета, Государственное управление путей сообщения не рассчитывает закрыть все бреши в вопросах содержания за ближайшее десятилетие.

Другие критики заходят еще дальше — в частности, прежний начальник железных дорог Швеции и бывший лидер Умеренной коалиционной партии Ульф Адельсон, который в интервью шведскому телевидению сказал, что шведские железные дороги в течение двадцати пяти лет «служили игровой комнатой для некомпетентных политиков».

Железнодорожная пунктуальность в целом по стране улучшилась: по данным Управления путей сообщения, в 2020 году этот показатель составил 93,5%, на 2,2% выше, чем в предыдущие годы. Точность и надежность поездов являются решающими факторами в процессе перехода, когда речь заходит о том, чтобы пассажиры выбирали поезд вместо самолета. Именно неуверенность в точном выполнении расписания движения заставляет путешествующих предпочитать самолет. Такие выводы сделаны в исследовании, проведенном Государственным дорожно-транспортным институтом и опубликованном консалтинговой компанией «Sweco» в 2020 году:

«По оценкам проведенного в Стокгольме исследования, региональный перевозчик теряет в год примерно девять процентов пассажиров по причине опозданий. Это позволяет сделать вывод, что надежность оказывает влияние на выбор средства передвижения», — подводят итого авторы отчета.

Понятно, что выход «Северных линий» на трассу как в буквальном, так и в экономическом смысле перевернул систему пассажирских перевозок в северной Швеции. До того, как в 2010 году вошла в строй «Линия Ботния» и в августе того же года из Эрншёльдсвика отправился к восточному вокзалу Умео первый поезд «Северных линий», единственным рельсовым транспортным средством для пассажиров во всей северной Швеции была пара ночных поездов. Но сегодня предложение начинает принимать форму чего-то вроде фуршетного стола: Сундсвалль — Эстерсунд/Стурлиен/Трондхейм, Умео — Сундсвалль, Умео — Вэннэс, Умео — Люкселе, Умео — Лулео, Лулео — Кируна и последнее дополнение Умео/Лулео — Хапаранда.

До начала ковидной пандемии полтора миллиона поездок были совершены на региональных поездах.

Пока железнодорожный ландшафт северной Швеции в корне изменяет свое обличие, Микаэль Никула открывает еще одну баночку «Золота Норрланда»[1] и откидывается на спинку сиденья. До прибытия послеобеденного поезда «Северных линий» в Хапаранду остается еще несколько часов. А Микаэль и не спешит. Особенно после «хаоса в Каллаксе[2]», как он называет предписания по безопасности в связи с ковидными ограничениями.

– Летать стало таким нервным делом, что просто сесть на поезд и спокойно ехать — замечательно, — говорит он.

Микаэль живет в Нючёпинге, куда переехал из Хапаранды еще в шестилетнем возрасте вместе с родителями. Его родной язык — финский, и в Нючёпинге маленький ребенок чувствовал себя изгоем как «чертов чухонец».

Жизнь на юге страны отличалась от жизни на севере — в мире, который связывала железная дорога, ночные поезда…

Микаэль Никула рассказывает о своих воспоминаниях, о других поездках из Нючёпинга в Хапаранду, нередко на машине, а несколько раз — и на мотоцикле. И все же поезд — заманчивая будущая альтернатива путешествий назад, к рощам детства.

– На вокзале меня ждут мои кузены. Вопрос с этой поездкой решился буквально в последнюю минуту, так что посмотрим, поедем ли мы на рыбалку. Обычно мы вместе отправляемся рыбачить, когда я приезжаю. Обожаю рыбалку, — поясняет он.

[1]  АО «Северные линии» (шв. Norrtåg AB) — компания-организатор железнодорожных пассажирских перевозок в четырех северных ленах Швеции.

[1]  «Золото Норрланда» (шв. Norrlands Guld) — популярная марка шведского пива. (прим. перев.)

[2]  Каллакс (шв. Kallax, фин. Kalalaksi) — поселок к юго-западу от Лулео; там же расположен аэропорт, в народе также называемый «Каллакс».

Клас Лундстрём, текст
Эрик Абель, фото

Железная дорога: полезные ископаемые, пассажиры и лыжники

Общая протяженность железных дорог в Мурманской области составляет 870 километров. Наибольший объем грузоперевозок составляют строительные грузы, руды цветных и черных металлов, химические и минеральные удобрения и уголь. Ежегодно Октябрьская железная дорога перевозит десятки тысяч пассажиров

Железная дорога в Мурманской области представлена транзитной магистралью Санкт-Петербург — Петрозаводск – Мурманск. Общая протяженность железных дорог в Мурманской области составляет 870 километров, из них электрифицированы 439 км пути.

Эксплуатация этого вида транспорта началась в Заполярье с 1916 года, когда была построена Мурманская железная дорога. Товарное движение было открыто 1 января 1917 года, а регулярные пассажирские перевозки — с 15 сентября того же года.

За первое полугодие 2021 года грузопоток на Мурманском участке Октябрьской железной дороги составил 16 млн тонн.

Октябрьская железная дорога является одним из крупнейших работодателей нашего региона, на ней трудоустроено около пяти с половиной тысяч человек. За шесть месяцев 2021 года объем перевозок вырос на 3% по сравнению с 2020 годом. Бесперебойная деятельность железной дороги обеспечивает стабильную работу крупных предприятий — основных налогоплательщиков региона, — сказала заместитель губернатора Мурманской области Ольга Кузнецова на региональном форуме социальной ответственности и партнерства.

Увеличился в Мурманской области и объем пассажирских перевозок. Несмотря на пандемию коронавируса, количество отправленных пассажиров за первое полугодие 2021 года по всей Октябрьской дороге, в которую входит и участок в Мурманской области, составило 67,7 млн человек — 130% к уровню такого же периода 2020 года.

По железной дороге из Мурманска можно добраться в Москву, Санкт-Петербург, Вологду, Адлер, Новороссийск, Минск. С осени 2020 года в Мурманск из Санкт-Петербурга стали ходить двухэтажные поезда.

Кроме этого, в Заполярье осуществляются пригородные пассажирские перевозки электричками по двум маршрутам Пояконда-Кандалакша и Кандалакша-Мурманск. С начала 2021 года организован маршрут «Лыжная стрела» на электричке, которая и ранее ходила из Мурманска в Апатиты – на ней туристам из областного центра удобно и недорого добираться до горнолыжных спусков в Кировске. За 2020 год пригородный железнодорожный транспорт в регионе перевез около 43 тысяч пассажиров.

Сергей Мятухин, текст
Ольга Карпенко, фото
CategoriesБез рубрики